Типы языковых значений. оценка. событие. факт арутюнова книга

Это интересно


Содержание

Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт

М. Наука, 1988. — 341 с.
Монография освещает широкий круг языковых и теоретических проблем, относящихся к области семантики, синтаксиса и прагматики. В центре внимания находится предложение (высказывание) в его связи со структурой мышления, человеческой жизнью, ситуациями речи.
Для широкого круга лингвистов специалистов по общему языкознанию, русскому языку и логическому анализу языка.

Содержание:
Природа оценки.
Общая и частная оценки.
Предложение и производные от него значения.
Наречия общей оценки Хорошо и Плохо.
Скалярно-антонимический комплекс и компаративность.
Предложения операционального предпочтения (ОП).
Общие суждения о предпочитаемости.
Аномалии и язык. Вместо заключения.

  • Чтобы скачать этот файл зарегистрируйтесь и/или войдите на сайт используя форму сверху.

Смотри также

2-е изд. испр. — М. Языки русской культуры, 1999. — I-XV, 896 с. — ISBN 5-7859-0027-0. От текста к смыслу, от нормативных явлений к аномалиям, от логической структуры дискурса к его стилевым особенностям, от общих свойств языка к лингвоспецифическим явлениям — таково общее направление исследования, представленного в книге. В ней рассмотрены: основные типы лексического.

  • 8,82 МБ
  • скачан 907 раз
  • дата добавления неизвестна
  • изменен 14.01.2016 16:19
  • будет удален через 14 дней

Б. БГК им. И. А. Бодуэна де Куртенэ, 2000. — 308 с. Настоящий сборник трудов известного европейского ученого Т.А. ван Дейка — одного из основателей лингвистики текста — содержит новейшие работы ученого по лингвистической прагматике, пониманию и порождению текста, функционированию языка в системах массовой информации. Автор детально рассматривает воздействие социокультурных.

  • 5,20 МБ
  • скачан 973 раза
  • дата добавления неизвестна
  • изменен 07.07.2010 13:45
  • будет удален через 14 дней

М. Едиториал УРСС, 2002. — 280 с. Книга посвящена проблеме оценочных значений и способам их выражения в языке. Рассматриваются общие вопросы семантики и структуры оценки, специфика основных элементов оценочной структуры, функциональные особенности оценочных высказываний в целом. Рекомендуется филологам-романистам и специалистам по общему языкознанию, интересующимся.


  • 6,63 МБ
  • скачан 430 раз
  • дата добавления неизвестна
  • изменен 18.01.2010 18:07
  • будет удален через 14 дней

Монография. — Волгоград: Перемена, 2002. — 477 с. В монографии обсуждаются актуальные проблемы лингвокультурологии и теории дискурса. Предлагается типология языковых личностей в ценностном, познавательном и поведенческом аспектах. Рассматриваются культурные концепты – кванты переживаемого знания, совокупность которых является концентрированным опытом человечества, этноса.

  • 2,32 МБ
  • скачан 1569 раз
  • дата добавления неизвестна
  • изменен 04.08.2016 01:56
  • будет удален через 14 дней

Рос. академия наук. Ин-т языкознания. — М. Языки славянской культуры, 2004. — 560 c. — (Язык. Семиотика. Культура). — ISBN 5-94457-174-8, ISSN 1727-1630. Собранные в настоящем томе публикации освещают принципы и установки той новой парадигмы знания в отечественной лингвистике, которая получила название когнитивно-дискурсивной, и показано, как органично вписывается в эту.

  • 2,56 МБ
  • скачан 872 раза
  • дата добавления неизвестна
  • изменен 10.01.2016 19:07
  • будет удален через 14 дней

Оценка как языковой концепт

Категория оценки в последнее время занимает одно из центральных мест в лингвистических исследованиях. Это связано с переходом лингвистики на антропологическую парадигму исследования объектов и явлений действительности.

При оценочной категоризации точкой отсчета является человек и его шкала ценностей (хороший плохой, лучше хуже, дальше ближе, выше ниже, нравится не нравится и т.д.). Создаваемые при этом классы и категории не отвечают требованиям однородности и объединяют объекты не по их физическим свойствам, а по их воздействию на человека, по степени их соответствия его собственной шкале ценностей и существующим стандартам [1, с. 89].

Оценка категория логико-семантическая. Она всегда связана с мнением говорящего, который дает оценку, исходя из своего мироощущения, личного мнения и вкуса. Выражение отношения к чему-либо зависит также и от коллектива, т.е. в основе интерпретации оценки всегда лежат принятые данным социумом нормы[2, с.6]. Предикативная оценка того или иного понятия содержит информацию, позволяющую соотносить его с представлением говорящего о нравственном и безнравственном, разумном и неразумном, красивом и некрасивом. Различаются аксиологическая оценка, связанная с ценностным аспектом языкового выражения и базирующаяся на противопоставлении признаков хорошо плохо; интеллектуальная (рационалистическая), зависящая от практической деятельности человека; сублимированные, или абсолютные, оценки, основанные на синтезе сенсорных и психологических составляющих и т.д. [3, с. 42].

Основными составляющими оценочного значения являются: оценочная шкала, оценочный стереотип, объект и основание оценки, оценочные модусы, аксиологические предикаты, мотивировка оценки [3, с. 47]. Субъектом оценки является лицо или общество в целом. Объект оценивается по своим качествам, которые могут быть противоречивы. Оценочная шкала располагается в диапазоне между знаками оценки (+) и (-). Оценочные стереотипы обладают стандартными наборами признаков. Оценочные модусы представляют собой варианты морально-оценочного единства и выражаются посредством аксиологических (ценностных) предикатов: Я рад/ счастлив/ надеюсь/ боюсь/ сожалею, что вопрос решен. Оценочная мотивировка находится за пределами языка в традиционном его понимании[7, с. 36].

Л.М. Зайнуллина выделяет такие характеристики оценки, как: а) особая форма отношения человека к окружающему миру; б) регулятор поведенческой активности человека; в) установление демаркации между качественно различными атрибутами (добро и зло, прекрасное и безобразное и т.д.); г) форма поиска истинного знания; д) формулировка идеалов и норм существования в обществе; е) выполнение интегрирующей функции в социуме и др. [1, с. 84].

Оценочность представляет собой свойство, способность языковых единиц выражать относительно устойчивую, позитивную или негативную характеристику человека, а также отношение, мнение, суждение о положительной или отрицательной для языковой личности ценности предметов, явлений и процессов [4, с. 24].

Высказывания, содержащие оценочный компонент, весьма разнообразны. Все речевые акты оценки могут быть разделены на две большие группы: положительно-оценочные (похвала, одобрение, комплимент, лесть, похвальба, хвастовство, бахвальство) и отрицательно-оценочные (осуждение, неодобрение, порицание, упрек, попрек, обвинение, оскорбление, колкость). [5, с. 6]. Оценочными являются не только те высказывания, в которых встречаются оценочные слова хорошо/плохо, но и многочисленные виды сообщений, куда входят слова или выражения, включающие оценочную сему как один из элементов своего значения [6, с. 53]: Heisperfectlywellbehaved, polite, andunassuming, saidheruncle (J.Austen); Matthewhunchedhisburlyshoulders. He shouldnt have left you both so poor as you had to marry the first stupid sods as came along, should he? And you only found yersel a miner, as I do mind! ( T. Crosse ); Ул эскерлекеше. ( содержащими оценочную сему нравиться/ не нравиться, одобрять/ осуждать, радоваться/ огорчаться и многие другие, где смысл хорошо/плохо обнаруживается в одном из элементов пропозициональной структуры данного глагола.

Оценочные речевые акты, как и любые другие, имеют особые прагматические характеристики. Структура и семантика оценочных речевых актов определяется прагматической ситуацией, в которой они реализуются. Основной для них является ситуация диалога. В такой ситуации имеются два основных актанта говорящий Х (он же чаще всего субъект оценки) и адресат Y. к которому обращено высказывание (может быть, хотя и не обязательно, объект оценки) [6, с. 121].

Оценка может иметь рациональную или эмоциональную основу, что находит свое выражение в языке. Рациональная оценка предполагает определенное осмысление объектов в плане их соответствия установленному стандарту или норме, которые могут иметь этический, правовой, эстетический, эмоциональный, интеллектуальный, нормативный, функционально-практический и тому подобный характер. Рациональная оценка может рассматриваться как когнитивная, смысловая интерпретация основных характеристик предметов и явлений. Эмоциональная оценка представляет собой определенную реакцию человека на объекты и явления окружающего мира, которые затрагивают личностный мир говорящего, его цели и установки, нормы поведения, которые он воспринимает как важные для себя. Отсюда эмоциональная оценка чаще всего имеет чисто субъективный характер и связана с психологическими особенностями восприятия конкретных предметов и явлений отдельным человеком. Эмоциональная оценка связана с субъективной шкалой ценностей и обычно возникает в результате реализации или нарушения планов и целей говорящего, его личных установок, намерений, ожиданий. Речевой акт оценки характеризуется тем, что в нем предикат связан оценкой.

По характеру предикаты оценки делятся на три группы [8, с. 96]: 1) нравственно-этические (нравственно — безнравственно, хорошо плохо, справедливо несправедливо, честно нечестно, грех, можно нельзя и др.); 2) прагматические (верно неверно, правильно неправильно, разумно неразумно, полезно вредно, нормально ненормально, глупость, не по карману, можно нельзя и др.);3) эстетические (красиво некрасиво, замечательно отвратительно, идет не идет, счастье, прелесть, здорово, шикарно, так себе и др.).

Среди предикатов В. А. Федосеев выделяет и такие, которые в одних случаях квалифицируются как нравственно-этические, а в других прагматические (например, предикаты хорошо плохо, можно нельзя и др.). Среди оценочных предикатов чаще встречаются прилагательные, т.к. они легко приспосабливаются к существительным с разными значениями. Предикаты-прилагательные бывают общеоценочными и частнооценочными[9, с. 59]. Они передают и мелиоративную (положительную), и пейоративную (отрицательную) оценку. Общеоценочные предикаты выражают оценку по многим параметрам, конкретные признаки которых можно установить при обращении к контексту. Категория оценки неразрывно связана с категорией сравнения. Это связано с тем, что в основе оценки лежит сравнение. Предикативная оценка предмета, события возникает тогда, когда они содержат знания, позволяющие соотносить их с представлениями говорящего о хорошем и плохом, нравственном и безнравственном, разумном и неразумном. Это свидетельствует о мотивированности предикативной оценки.

Синтаксические конструкции с типовым значением оцениваемое понятие, событие и данная ему предикативная оценка в сравнении с другими понятиями имеют трехкомпонентную структуру: оцениваемое понятие предикат оценки объект сравнения [9, с. 60]: Youm a prettycheel, justlikeyouraunt, hemurmuredintoherear ( T. Crosse ); Отелло ке к Карл, что хорошо, а что плохо. Он не просто выражает свое отношение к собеседнику или объекту оценки похвалой, осуждением, но и предостерегает от определенных действий. Рекомендует и побуждает к другим действиям. Иначе говоря, ценность оценки заключается в воспитательном назначении.

Наглядный пример мы находим в паремиях и штампах, связанных с менталитетом народа[9, с. 61]. Например: Its a foolishbirdthatfoulsitsownnest; Ил ер кешенехе ду частнооценочные предикаты-прилагательные имеют как сему оценки, так и указывают на объективные свойства предметов. Они выражают оценку по какому-либо одному признаку (параметру) и тяготеют к эмпирийным адъективам.

М.Б. Кетенчиев, вслед за Арутюновой, выделяет следующие категории частнооценочных значений [9, с. 61]:1) сенсорно-вкусовые, или гедонистические, оценки (приятный неприятный, вкусный невкусный, привлекательный непривлекательный, ароматный зловонный);2) психологические оценки, в которых сделан шаг в сторону рационализации, осмысления мотивов оценки: а) интеллектуальные оценки (интересный неинтересный, умный глупый, глубокий поверхностный); б) эмоциональные (радостный печальный, нежный грубый);3) эстетические оценки, вытекающие из синтеза сенсорно-вкусовых и психологических оценок (красивый некрасивый, прекрасный безобразный);4) этические (моральный аморальный, добрый злой);5) утилитарные (полезный вредный);6) нормативные (правильный неправильный, нормальный ненормальный);7) телеологические (удачный неудачный, эффективный неэффективный, целесообразный бесцельный).

В зависимости от оценочного компонента относительные прилагательные-предикаты можно разделить на три основные группы положительной оценки, отрицательной оценки, нейтрального оценочного значения [9, с. 76]. К первой группе прилагательных относятся лексемы, выражающие положительную оценку, которые имеют субъективно-объективный характер: справедливый, энергичный, вдохновляющий, добрый, отважный, чистосердечный, добросердечный и т.д. Во вторую группу входят прилагательные с отрицательным оценочным значением, т.е. со значением, передающим явное осуждение: распутный, жадный, сквернословный, вороватый, скупой, бесстыдный и др. Нейтральную оценку дают прилагательные, в значении которых отсутствуют ярко выраженные одобрение или осуждение: ленивый, трусливый, жадный, спокойный, осторожный.

Потенциально оценочная лексика может характеризовать любой объект, находящийся в сфере жизнедеятельности и интересов человека и реалий, окружающих его, так и мир природы. Оценка категория высокого уровня абстрагирования, так как она всегда связана с отображением всех явлений действительности через призму восприятия их человеком и актуализацией их с помощью языка. Арсенал средств реализации оценки весьма разнообразен от лексических (на уровне языка) до дискурсивных (на уровне речи)[1, с. 91].

Оценка является неотъемлемой частью процесса отражения действительности. В процессе познания окружающего мира мы оцениваем факты и явления, что находит отражение в языке.

1. Зайнуллина Л. М. Лингвокогнитивное исследование адъективной лексики (на материале английского, русского, башкирского, французского и немецкого языков). Уфа: РИО БашГУ, 2003. 256 с.


2. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. М. Наука, 1988. 341 с.

3. Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. Лингвистическое наследие ХХ века. М. URSS, 2002. 228с.

4. Яхина А. М. Оценочность как компонент значения фразеологических единиц в русском, английском и татарском языках (на материале ФЕ, обозначающих поведение человека). Дисс. канд. филол. наук. — Казань, 2008.

5. Аршинова О. С. Обучение речевому акту комплимент в иностранной аудитории (II сертификационный уровень)/ Автореф. дисс. на соискание ученой степени кпн. Санкт-Петербург, 2007.- 21 с

6. Вольф Е. М. Оценка в речевых актах// Направления и тенденции развития теории речевых актов: Хрестоматия/ Л. А. Азнабаева. Уфа: БГУ, 2001. с. 120 — 135.

7.Белан Д. В. Комплимент в американской и французской коммуникативных культурах (сопоставительный анализ)/ Дисс. на соискание ученой степени кфн. Москва, 2007.

8. Федосеев В. А. Предложения с предикатами оценки// Русский язык в школе. 1998. — №2. с. 95 99.

9. Кетенчиев М. Б. Структура и семантика именных предложений в карачаево-балкарском языке. Нальчик, 2000.- 145 с.

Похожие статьи

Голев Н.Д. Матвеева О.Н. Лингвистическая экспертиза: на стыке права и языка

ЮРИСЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА НА СТЫКЕ ЯЗЫКА И ПРАВА

В наше время членение наук на частные отрасли компенсируется их взаимовлиянием и созданием промежуточных дисциплин, позволяющих изучать не изолированные феномены, а комплексы (циклы) каузально связанных явлений, относящихся к разным сферам жизни. Познание не может пренебречь фактором целостности.

В статье анализируются важнейшие научные предпосылки, которые приводят к формированию новой отрасли лингвистических знаний, возникающей на стыке языка и права. Мы предложили назвать ее термином юрислингвистика по аналогии, с одной стороны, с терминами: психолингвистика, этнолингвистика, онтолингвистика и подобными — а с другой стороны с терминами: юриспруденция, юрисдикция, юрисконсульт и подобными. Разумеется, юридические аспекты языка и лингвистические аспекты права так или иначе рассматривались в лингвистике (например, проблема государственного языка) и в юриспруденции (например, лингвистические вопросы толкования текстов закона, законотворческой техники), но такое рассмотрение было далеко от уровня признаков «целостное» и «системное», которые названы в тезисе Н.Д. Арутюновой из эпиграфа к нашей статье.

Движущими силами выделения новой отрасли знаний являются как внешние, социальные, обстоятельства, так и обстоятельства внутренние, определяемые логикой развития обеих «перекрещивающихся» наук — лингвистики и юриспруденции – в их фундаментальном и прикладном бытии. Далее речь пойдет преимущественно о вторых. Однако для полноты картины считаем необходимым сделать краткий очерк первых.

Вопросы, возникающие на стыке языка и права и требующие юрислингвистической экспертизы, весьма разнообразны и сложны, многие из них требуют предварительных теоретико-лингвистических и теоретико-юридических разработок, а их реализация в юридической практике – создания прецедентной базы. В значительной мере системную разработку проблем на стыке языка и права стимулирует само общество, в котором активизировались явления, ранее мало востребованные в качестве предмета юридического разбирательства. Таковы дела о защите чести, достоинства и деловой репутации, о клевете и оскорблении, конфликты, связанные с авторскими правами, рекламой, предвыборными технологиями и др. Практика выявила лингвистическую и юридическую неразработанность подходов к такого рода делам, отсутствие единых «правил игры» для всех их участников, включая самих лингвистов-экспертов, действующих во многом по своим собственным представлениям о правильности. Происходит постепенное осознание того, что в данной сфере нельзя рассчитывать на стихийное формирование единых «правил игры» по ходу накопления судебных решений и их использования в качестве аналогов (прецедентов) для экспертных действий. Стихийность в таких вопросах вряд ли конструктивна. Необходимы интеллектуальные и организационные волевые усилия как ученых в разных областях науки, должных разработать таковые правила, так и участников практических дел, готовых или обязанных этим правилам следовать. Думается, что именно эти обстоятельства приводят к учреждению в Москве Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, одним из существенных результатов ее деятельности явился выпуск книги «Цена слова», в которой приводятся материалы экспертиз по сложным социально-языковым конфликтам, приведших их участников к судебным разбирательствам [Цена слова, 2002]. Другим закономерным следствием очерченных процессов является открытие Лаборатории юрислингвистики и развития речи на филологическом факультете Алтайского государственного университета. Она ставит своей главной задачей аккумуляцию практического опыта лингвистической экспертизы различных явлений на стыке языка и права, выработку научно обоснованных принципов их юридико-лингвистического анализа, учитывающего специфику их обеих сторон – как языковой, так и правовой. Основные научные результаты работы Лаборатории нашли отражение в трех выпусках сборника научных трудов «Юрислингвистика» [1999, 2000, 2002] Прикладной деятельностью Лаборатории является осуществление практических экспертиз (некоторые их примеры можно найти в [ Юрислингвистика, 200 2, с.208-261 ] ). Настоящая статья является теоретической рефлексией по поводу такой деятельности. Авторы статьи – заведующий названной лаборатории (Н.Д. Голев) и ее методист-исследователь, в настоящее время обобщающий научно-практические результаты Лаборатории в диссертационном исследовании (О.Н. Матвеева). Еще раз отметим, что целью данной статьи является анализ лингвистических предпосылок возникновения юрислингвистики и его важнейших следствий для лингвистики и юриспруденции.

Прикладные аспекты языкознания обычно рассматриваются как периферическая сфера научных исследований. Между тем, лингвистика уже с самого своего возникновения была именно прикладной наукой, ее изначальное предназначение — толкование сакральных текстов (в частности, индийских Вед), а затем — обучение языку, риторике и пр. Теоретический подход к языку появился много позже. Сейчас наблюдается обратное движение – от теоретического языкознания к прикладному. Сегодня наука отвечает на запросы общества увеличением числа прикладных задач, требующих специальных исследований. В лингвистике это широкая лексикографическая практика, исследования по машинному переводу, автоматической обработке информации, моделированию искусственного интеллекта, нейролингвистические исследования, лингводидактика в ее многочисленных формах (например, русский язык как иностранный) и пр. Каждое из прикладных отношений формирует особый взгляд на сам язык как онтологическую сущность, позволяя видеть в нем то, что не видно изнутри, как глазу не видно себя без помощи зеркала.

Положение лингвистики в современном научном мире в этой связи обусловлено двумя взаимонаправленными тенденциями: во-первых, лингвистика характеризуется расширением своих пределов, ее нельзя считать дисциплиной с четко установленными границами [Алпатов В.М. Кубрякова Е.С. Руденко Д.И. Прокопенко В.В. Кибрик А.Е.]; во-вторых, произошел общенаучный поворот в сторону языка — это значит, что лингвистика, по словам Александрова А.С. «стала для современных гуманитариев (и не только для них) и тем же, чем была, например, биология для интеллектуалов в 19 веке. Лингвистика — наука наук. Через язык, в языке пытаются найти ответы на свои вопросы философы, социологи, историки, психологи» [Александров, 2000, с.101]. Добавим к этому, что право также ищет ответы на многие свои вопросы в языке 1. И в этом поиске формируются особый общий подход к языку, его конфликтогенным свойствам, реализуемый в частных исследованиях (=экспертизах как одном из инструментов судебных решений) конкретных конфликтных ситуаций, связанных с языком.

Право по происхождению связано с языком, оно объективируется в языке и через язык познается. Однако в настоящее время возникает и новый, нетрадиционный, неожиданный как для юриспруденции, так и для лингвистики аспект их связи — речь идет о проблемных вопросах, находящихся в пограничной сфере права и языка, прежде всего — о лингвистической экспертизе текстов, вовлеченных в юридическую практику. Работа лингвистов в пограничной с юриспруденцией зоне в теоретическом плане подтолкнула развитие новой области междисциплинарных исследований — юрислингвистики, или правовой (юридической) лингвистики. Она в своей практической сфере стимулирует становление лингвистической экспертизы естественных текстов, вовлеченных в юридическую практику, а также самих юридических текстов (законопроектов).

Научные исследования, проводимые в данной области, отвечают последним тенденциям языкознания. Разработка лингвистической экспертизы текстов, вовлеченных в юридическую практику, происходит на стыке лингвистики и юриспруденции, что отражает картину развития междисциплинарных связей, присущих современной науке. Уже сейчас становится понятно, что прикладные исследования лингвистов не приведут только к констатации уже известного и твердо установленного. Становление новой перспективной и многообещающей области прикладных исследований существенно расширяет традиционные горизонты лингвистики и сулит достижение интересных результатов лингвистической деятельности по объяснению как уже сформулированных проблем, так и ждущих своих формулировок. Какие же это проблемы?

Либерализация общественной жизни и провозглашение свободы слова породили массу конфликтов, связанных с использованием продуктов речевой деятельности. Это прежде всего конфликты, порожденные вербальными оскорблениями, клеветой, распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. Думается, что это готовит почву для рождение новой отрасли лингвистического знания – лингвистической конфликтологии. представленной пока в единичных работах [Аспекты речевой конфликтологии, СПб, 1996; Муравьева Н.В. Язык конфликта, М. 2002; Юрислигвистика-2, Барнаул, 2000 (с.143-207)]. Речевые конфликты стали постепенно входить и в сферу юридической регламентации, и в сферу лингвистических исследований. В науке о языке стали сначала робко и спорадически, а теперь все более настойчиво и регулярно появляться новые понятия, связанные с непривычными для классической лингвистики аспектами использования языка. Это такие понятия, как инвективное функционирование языка и его проявления — обида, оскорбление. языковой конфликт. а также понятия языкового манипулирования и суггестии. речевой агрессии и лингвистическая экологии и пр. Некоторые из этих явлений (например, языковые конфликты, приведшие к оскорблению, распространению порочащих сведений и пр.) уже регулируется правом, другие (такие, как языковое манипулирование, суггестивное использование языка в рекламных и избирательных кампаниях и пр.) остаются пока вне сферы правового регулирования, по-видимому, не последнюю роль в этом играет то обстоятельство, что лингвисты не могут предложить надежных способов экспликации названных феноменов. Следует заметить, что наличие этой проблемы в лингвистике уже осознано, о чем свидетельствует активизация исследований языковой агрессии, языкового насилия, шизосемиозиса, языкового манипулирования. Отмеченные явления составляют крайний (отрицательный) полюс культуры речи, и как своеобразное конструктивное противодействие этому полюсу в науке о языке появляются понятия лингвистической экологии, лингвоэкологии и эколингвистики, языковой самообороны; в этот ряд входит и юрислингвистика как сфера, обслуживающая экологическое (в широком смысле слова ) право, постепенно закрепляющееся в российском правовом пространстве. Думается, что где-то в глубине общественного сознания зарождается понятие языкового права. Язык, как и природа, будучи достоянием общества, доставшимся ему в наследство от прежних поколений, нуждается во всех формах защиты, в том числе в правовой.

Язык потенциально конфликтен, но большинство «лингвистических» конфликтов язык «решает» внутренними средствами, прежде всего своей естественной «нормативной базой», которая регулирует речевое поведение носителей языка, обеспечивая взаимопонимание между ними. В первую очередь это конфликты, возникающие при социальном функционировании языка, например, те из них, которые связаны с разной интерпретацией речевых произведений их автором и адресатом. Некоторая их часть выходит за рамки внутренних регулятивных возможностей языка и их разрешение требует правового регулировании. Традиционно языковые конфликты решаются либо за счет собственно языковых ресурсов, либо путем различного рода этических регуляторов. Что касается этических регуляторов лингвистических конфликтов, то среди общих моральных принципов, управляющих речевым поведением, можно назвать запрет лжи, хвастовства, сплетен, угроз, проклятий, клятвопреступлений, запрет повреждений словом, наносимых обществу и самому себе. Подобного рода моральные принципы существуют в каждой культуре и выражены, например, в национальных поговорках, пословицах, афоризмах, крылатых словах и т.д. ( «Раз соврал — навек лгуном стал», «Кто врет, тому бы ежа в рот»,«Провралсячто прокрался: люди долго помнят», «Вранье не споро: попутает скоро», «Ложь не имеет ног, но обладает скандальными крыльями» ( японск.), «Горлом изба не рубится», «Клевета что уголь: не обожжет, но замарает», «Людей порочить – самому на свете не жить», «Птичке – простор,клеветнику — позор», «Мутная вода течет не из чистого озера», «Не хвали сам себя- пусть люди похвалят», «Хвастливо слово гнило», «Лесть без зубов, а с костьми съест», «Не ножа бойся, а языка», «Острое словечко колет сердечко», «Недоброе слово больше огня жжет», «Не судите, да несудимы будете» ( Евангелие от Матф. 7, 1-2) и пр.).

Новый путь разрешения языковых конфликтов – это путь их юридизации. Мы полагаем, что соотнесение естественно-языкового регулирования языко-речевых конфликтов с юридическим существенным образом расширяет границы такой лингвистической сферы, как ортология, углубляет представление о языко-речевых нормах, выявляя в них принципиально новые грани. Например, сама проблема перевода языковых признаков слова (в прикладном аспекте – словарных помет) типа «бранное», «пренебрежительное» в юридические определения типа «оскорбительное», «порочащее» предъявляет принципиальные требования к квалификации лингвистической сущности первых.

Поскольку правонарушение совершено с помощью языковых средств, то основным предметом юридического анализа становится лингвистический предмет — конфликтогенный дискурс (текст). В связи с этим странным кажется то обстоятельство, что лингвистика до последнего времени никак не реагировала на возможность совершения правонарушений с помощью языка. Лингвисты вскользь говорили о том, что «язык способен и на «преступные» действия» [Арутюнова, 1988, с.3], но что-то мешало заняться этой темой всерьез – либо отсутствие социального заказа, либо сложность темы, ее пограничность с юриспруденцией. Справедливости ради стоит заметить, что и в юриспруденции эта тема не разработана с должной основательностью: сами понятия права не определены достаточно четко. Еще А.П. Чехов писал: «Все мы знаем, что такое бесчестный поступок, но что такое честь, мы не знаем» («Новый мир»,1987. № 8 с.189), и, хотя определение основных правовых понятий дано в законе, ситуация с чеховских времен изменилась мало.

Сегодня лингвистическое экспертное исследование, будучи новой сферой деятельности языковедов, базируясь на достижениях классической лингвистики, ставит принципиально новые вопросы, требующие оригинальных решений для сохранения динамического равновесия между специфическими и зачастую разнонаправленными тенденциями языка и права, обусловленными сущностью и функциями этих социальных феноменов (подробнее об этом в [Юрислингвистика 1999, 2000, 2002]). Лингвистические экспертные исследования ведутся в русле антропологической парадигмы, в которой «язык мыслится не как некоторая безликая имманентная система, но как система, составляющая конститутивное свойство человека, формирующаяся в своих фундаментальных чертах под влиянием его общего биологического и нейрофизиологического устройства и тесно связанная с мышлением и духовно-практической деятельностью человека» [Язык и структуры представления знаний, 1992, с. 98], Центра внимания лингвистов-экспертов перенесен с изучения языковой системы на речевую деятельность и ее продукт — текст (дискурс).

Лингвистическая экспертиза текста касается вопросов, традиционно находящихся в сфере прагматики. понимаемой не только как отрасли лингвистики, предметом изучения которой являются механизмы коммуникации, но и направленной на «исследование языка в контексте смежных с ним феноменов» [Арутюнова, 1988, с.315]. В центре внимания лингвистической экспертизы оказывается центральные категории прагматики- категория субъекта (которая, кстати говоря, в идентификационной (фоноскопической) лингвистической экспертизе трансформируется в категорию языковой личности. стоящей за любым текстом), события, оценки. В связи с субъектом перед лингвистикой встают вопросы об интенции говорящего/ пишущего (в терминах юриспруденции – об умысле ) и способах ее экспликации, перед юриспруденцией эти вопросы оборачиваются проблемами квалификации правонарушений по гражданскому или уголовному кодексу РФ (клевета, оскорбление или распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию). Наличие умысла необходимо, например, и для квалификации правонарушения как речевого мошенничества ( речь идет о манипулятивном использовании языка в рекламе, политике, (около)медицинской практике и пр.) в отличие от ненамеренного создания суггестивного эффекта (подробнее см. об этом [Голев, 2002]. Лингвистические категории события и оценки (см. например, работы [Арутюнова, 1988, Демьянков, 1983, Понятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и СМИ, 1997) трансформируются в принципиально важные для юриспруденции категории факта и мнения. от различения которых зависит квалификация тех или иных высказываний как соответствующих / не соответствующих действительности.

Необходимость объективного экспертного анализа конфликтогенных текстов обусловливает постановку вопроса о методике их исследования. Традиционно используемые в лингвистике методы исследования текста применительно к конфликтогенному тексту, на наш взгляд, не всегда приводят к достоверным результатам. Принятая логика суда и экспертизы исходит из презумпций классической (структурной, системной) лингвистики, а именно результат воздействия конфликтогенного текста оценивается не по самому воздействию, а по его возможности. Презумпции лингвиста-эксперта направляют его на поиски ответа на вопрос: может ли то или иное языковое средство оскорблять, порочить честь, достоинство и деловую репутацию, и это соответствует юридическим презумпциям. По существу, в таком случае экспертизе подвергается (речевое) средство, но не (речевое) действие, каковым является речевой акт, который в современной лингвистике рассматривается как полноценная деятельность со всеми ее компонентами – мотивом (намерением, интенцией), целью, способами и средствами осуществления, результатом. Однако употребление тех или иных слов (средств) не всегда достигает результата, иначе говоря, наличие в тексте негативных высказываний в отношении какого-либо лица не всегда приводит к унижению чести, достоинства и деловой репутации. Как отмечает В.И. Жельвис, следует различать американские понятия « offensiveness и « offendedness ”: Offensiveness можно перевести как «оскорбительность» в смысле содержания в слове отрицательного или вызывающего отвращение значения. Чем оскорбительнее слово, тем сильнее оно табуируется, запрещается к употреблению. Таким образом, «оскорбительность» есть свойство самого слова, изначально присущий ему оскорбительный смысл. Русский мат в компании воспитанных людей оскорбителен сам по себе, кто бы его ни произносил или слушал. Offendedness же есть реакция слушающего на оскорбление в его адрес, ощущение обиды или оскорбленности. Как видим, разница тут значительная, потому что объективная оскорбительность слова еще не обязательно вызывает субъективную оскорбленность» [ Жельвис, 2000, с. 228 ]. Речевое действие подпадает под юрисдикцию закона о защите чести, достоинства и деловой репутации лишь потому, что оказывает воздействие. Честь определяется в праве как сопровождающееся положительной оценкой отражение качеств лица (физического или юридического) в общественном сознании (курсив наш — Н.Г. О.М.). Исходя из этого определения, исследователи приходят к выводу о том, что «унижение чести предполагает, что истец ощущает (или считает потенциально возможным изменение) общественного мнения о себе. Это сознательная дискредитация человека в общественном мнении» [Понятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и СМИ. 1997, с. 12]. Однако судебная практика такова, что оценивает изменения в общественном сознании сам истец. Экспертиза, как мы уже отмечали, оценивает средство воздействия на общественное сознание, а результат воздействия оказывается вне всяких оценок. Ср. «Как указывает Комментарий к УК РФ, «наличие унижения и его степень, глубину оценивает в первую очередь сам потерпевший»: объективных, тем более операциональных критериев для доказательства того, что «унижение чести» имело место, в законе и текстах права вообще нет» [Понятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и СМИ. 1997, с. 12]. Разработка экспериментальной методики оценки результатов воздействия конфликтогенных текстов позволит исследовать наличие изменений в «отражении качеств лица в общественном сознании». Автор конфликтогенного текста практически всегда, стараясь уйти от ответственности, предлагает, опираясь опять-таки на средство (текст, слово), выгодную ему интерпретацию текста, ссылаясь на то, что его не так поняли, что он не то имел в виду и пр. Ситуация становится практически неразрешимой, когда текст построен на импликации, невербализованных намеках, сравнениях, коннотативных значениях и пр. т.е. на тех способах передачи смысла, которые не подлежат непосредственному формальному определению. Адресат конфликтогенного текста, как правило, имеет возможность «выбора»: интерпретировать высказывания как порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, либо как вполне приемлемые с этой точки зрения. Мы можем констатировать тот факт, что на сегодняшний день отсутствует единая методика анализа конфликтогенного текста, позволяющая делать достоверные выводы о том, что текст порочит честь, достоинство и деловую репутацию определенного лица либо, наоборот, не делает этого. Для объективного исследования конфликтогенного текста необходимо применение определенного алгоритма экспертных действий, включающего в сложных случаях проведение эксперимента, нацеленного на исследование речевого действия как перлокутивного акта. Таким образом, юрислингвистическая экспертиза способствует проникновению в глубинные прагматические сферы речевой деятельности.

Лингвистическая экспертиза текста высветила пробелы в теоретическом знании о языке. Так, инвективная функция языка, очевидная и бесспорная, не упоминается в академической лингвистике, в лексикографической практике отсутствует само понятие инвективности, не разработана система стилистических помет, отражающих инвективное функционирование слова. Суды воспринимают словари как наиболее легитимные источники, однако лишь в одном словаре (Русский семантический словарь. М. 1998 г.) имеется тематическая группа слов «Брань, хула». На сегодняшний день эксперт не имеет другой возможности для обоснования своего мнения, кроме как обоснования с опорой на лингвистические источники, прежде всего – на пометы толкового словаря. Но филологический словарь не призван выполнять юридическую функцию, не «имеет законного права» быть основанием следственных и судебных решений. Автор словаря в данном отношении слишком волен, пометы в словаре слишком прихотливы и приблизительны, чтобы отвечать требованиям объективности, однозначности, системности, пригодности для принятия правовых решений. Проиллюстрируем сказанное. В экспертизе №1, напечатанной в «Цене слова», выясняется значение слова вотчина. дается стилистическая оценка его употребления в контексте конфликтогенной публикации. Опираясь на академические (а следовательно, авторитетные, признанные научным сообществом) словари, эксперты приходят к выводу, что слово вотчина употребляется в значении «территория, место, где кто-либо является полновластным хозяином» – это значение переносное, экспрессивно-эмоционально окрашено, что отражено в стилистической помете (обычно шутливое). Слово вотчина не относится к бранной, грубой лексике, а также не именует действия, понятия, явления, осуждаемые общепринятыми моральными нормами, то есть слово вотчина не относится к словам, которые именуют осуждаемые в обществе действия, типа вор, взяточник и под. Соответственно, слово вотчина не может быть отнесено к оскорбительным ни в каком контексте» [Цена слова, 2002, с.33]. В специализированном словаре, автор которого считает, что «язык публицистики, газеты, располагающий богатейшим фондом лексико-фразеологических, выразительных средств, заслуживает самостоятельного лексикографического описания» [ Солганик, 2002, с. 3], нами найдено следующее определение слова вотчина: 1. На Руси до 18 в. наследственное земельное владение. 2. Перен. негат. Место бесконтрольного хозяйничания кого-л.». Прямое значение данного слова дано без иллюстративного материала, а переносное значение с иллюстрацией, что, согласно замыслу автора, означает актуальность для публицистики только переносного значения. Кроме того, при данном слове присутствует помета «негативнооценочное»; вряд ли можно утверждать, что она является функциональным эквивалентом помет «бранное» или «грубое», но, по крайней мере, наличие этой пометы означает, что данное слово может именовать понятие, осуждаемое общепринятыми моральными нормами. Кстати говоря, автор словаря, осознавая, насколько важна в публицистике «оценочная окраска слова, тесно связанная с ее политическим, идеологическим содержанием и во многом регулирующая употребление слова» [Солганик, 2002, с.6], выделяет в качестве наиболее важных в Словаре помет две – «позитивнооценочное» и «негативнооценочное». Ни в коей мере не оспаривая выводов экспертов, мы лишь хотим указать на небесспорность опоры на обычные толковые словари при проведении экспертного исследования. Это предполагает развитие лексикографии, в частности, разработку специальных юрислингвистических словарей, в которых отражается как можно более полно потенциал инвективного функционирования языка. Такого рода словари должны составляться с учетом проекций на юридически значимые обстоятельства употребления того или иного слова (к примеру, должна быть разработана новая система стилистических помет, отражающая градацию инвективности). Итак, практика лингвистических экспертиз позволяет поставить фундаментальные вопросы о вербальной инвективности как форме проявления речевой агрессии, о необходимости ее правового ограничения 2. Вопрос о необходимости специальных лексикографических исследований, посвященных инвективности как феномену естественного языка, подлежащему юридической регламентации, — это один из насущных вопросов лингвистической экспертизы.

Обслуживание лингвистикой юридических потребностей рождает новые лексикографические модусы, обусловленные «жесткой» семантизацией юридического языка, о чем писал Ч. Дж. Филлмор (см. об этом в [ Филлмор, 1983 ] ), провоцирующей юристов проецировать ее на язык естественный. Непрерывность и аморфность значений слов естественного языка входит в противоречие с требованиями точности и ясности, являющимися принципиальной установкой юристов в отношении языка. Для юристов ценность лингвистического анализа конфликтогенного текста прежде всего состоит в том, что лингвист-эксперт нацелен в своем исследовании «поймать» дискретность в непрерывности языковых значений, что отвечает юридическим презумпциям. Учет интересов лингвистики и юриспруденции достаточно сложен, и эта сложность обусловлена объективным противоречием перевода на юридический язык естественного текста-первоисточника: лингвистика предполагает бесконечную глубину анализа, юриспруденция же требует жестко ограниченных оснований, необходимых для вынесения правовых решений.

В связи с этим лингвистическая экспертиза текстов имеет и некоторые особенности по сравнению с другими видами экспертиз в силу специфики объекта названной экспертизы. В качестве объекта выступают, как правило, тексты естественного языка, а для лингвиста это означает возможность «неустранимой множественности смысла» в силу такого свойства языкового знака, как его бесконечная смысловая валентность. Особенность лингвистической экспертизы состоит в том, что лингвистическая объективность ведет лингвиста-эксперта ко все большей глубине анализа сложной конфликтной ситуации и в силу этого, как правило, ко все большей неоднозначности ответа, объективно предполагаемой ее (ситуации) сложностью (если бы случай не был сложен, то и экспертизы бы не потребовалось). Однако это противоречит юридическим презумпциям: юридическая строгость предполагает прежде всего максимальную (насколько это возможно) правовую однозначность ответа: именно с целью ее достижения правовые органы и обращаются чаще всего к экспертизе и именно ее ожидают от экспертов. Другими словами, требование объективности выводов лингвистической экспертизы потенциально нацеливает эксперта на дачу вероятностного заключения.

Дальнейшее развитие лингвистической экспертизы имеет принципиально важное значение и для юриспруденции, поскольку особая роль любой экспертизы в общей системе права обусловлена тем, что «экспертиза является инструментом решения коллизионных ситуаций между субъектами права и, следовательно, инструментом защиты охраняемых правом интересов личности, общества и государства» [Колдин, 2000, с.691]. Для юриспруденции необходимо инициировать исследования в области правовой лингвистики в целом поскольку, во-первых, многие аспекты использования языка не регламентированы правом (отсутствует статья закона, а значит, не является криминальным деянием, например, языковое манипулирование сознанием, суггестивные технологии рекламы, предвыборных кампаний и пр.), во-вторых, реализация как уже действующих законов, так и существующих пока в виде законопроектов, посвященных регламентации языковых феноменов, затруднена в силу того, что на многие проблемные вопросы пока не в состоянии ответить ни юристы, ни лингвисты. Думается, что в сферу совместной регламентации юриспруденцией и лингвистикой должны войти в будущем и многие другие аспекты использования языка (языковые проблемы межнациональной политики, право на имя, права автора на творческое использование языка и пр.)

Вынесение законных, обоснованных решений по делам, связанным со словесными оскорблениями, реализация закона о защите чести, достоинства и деловой репутации возможны лишь в том случае, когда суды смогут опираться на компетентные, объективные и легитимные экспертные заключения. Юристы признают, что в «правовом поле найти критерии допустимости и правомерности, равно как и недопустимости и неправомерности тех или иных форм передачи информации, оказывается абсолютно невозможным. Уяснение этих вопросов предполагает выход за пределы собственно правовой проблематики и обращения к лингвистическим, психологическим и другим научным понятиям и критериям» [Ратинов, 1997, с.114]. Особенность судебных дел, рассматривающих языковые конфликты, состоит в том, что правонарушения совершаются посредством продуктов речевой деятельности: «В самом тексте опубликованного или переданного в эфир материала (и только в нем) заключен сам «Corpus delicti», все объективные признаки судимого деяния. Никаких других источников доказательства правонарушения по делам этой категории не существует, и только текст является главным предметом исследования и юридической оценки» [Ратинов,1997, с.116]. Основой для выявления юридически значимых обстоятельств дела является прежде всего текст, именно из него извлекаются те категории, которыми оперирует юриспруденция в делах такого рода. Для анализа текста необходимы специальные познания, поэтому суд по делам такого рода назначает проведение лингвистической экспертизы.

Лингвистическая экспертиза текстов не закреплена dejure (она отсутствует в списке канонических судебных экспертиз), но defacto проводится повсеместно. Юристы не обладают необходимым инструментарием для исследования текста, не владеют лингвистической терминологией и, как следствие, не могут правильно сформулировать вопросы, подлежащие разрешению лингвистами-экспертами. У лингвистов же отсутствуют единые принципы, методы и приемы проведения экспертизы, отсутствует согласование лингвистических понятий с правовыми, обозначающими юридически значимые обстоятельства для данной категории дел. Лингвисты слабо представляют себе, что судебная экспертиза – это не только лингвистическое исследование (нет никаких сомнений, что это именно серьезное научное исследование, требующее как знания академической теории, так и ориентирования в последних достижениях лингвистической науки), но и особый способ доказывания, строго регламентированный в гражданском и уголовном процессе. Между тем, лингвистическая экспертиза только тогда выполнит свою функцию, когда ее конечные результаты будут содержать юридически значимые выводы, т.е. результаты лингвистического исследования будут соотносится с зафиксированными в законе признаками состава данного правонарушения. На сегодняшний день лингвистическая экспертиза текстов, вовлеченных в юридическую практику в связи со злоупотреблением свободой слова, проводится стихийно. По-видимому, названным обстоятельством объясняются те многочисленные случаи, когда лингвисты указывают, что вопрос суда лежит за пределами их компетенции, когда по одному делу даются прямо противоположные экспертные заключения, когда суды игнорируют заключения лингвистов, вынося решения, противоречащие выводам экспертов (достаточно часто суд, по сути перекладывая на лингвистов вопрос о юридической квалификации конфликтогенного текста, спрашивает о том, было ли оскорбление).

Все это говорит о необходимости серьезных научных исследований по разработке и унификации принципов, методов и приемов лингвистической экспертизы текстов, включению ее в общую систему судебных экспертиз и нормативному закреплению ее положения в этой системе. В рамках данной статьи нами перечислены далеко не все вопросы, оказывающиеся в сфере внимания лингвистов-экспертов. Мы вовсе не коснулись имеющей особое значение для юриспруденции лингвистической экспертизы законопроектов, которая проводится по другим методикам, нежели экспертиза текстов, связанных с языковыми конфликтами, но в конечном счете обе экспертизы имеют один предмет, поскольку естественный язык выступает субстратом языка юридического. Мы не затрагивали вопросы и филологической и юридической герменевтики, для дальнейшего углубления и совершенствования которой развитие лингвистической экспертизы могло бы сыграть важную роль. Лингвистическое исследование должно быть подчинено юридическим потребностям, а это значит, что должен быть приведен в соответствие терминологический аппарат, используемый юристами и лингвистами. Необходимы совместные усилия лингвистов и юристов для разработки методов и принципов нового вида судебной экспертизы, социальная потребность в которой сегодня очевидна, и это определяет перспективы такого рода исследований.

Литература

Александров А.С. Юридическая техника – судебная лингвистика – грамматика права // Проблемы юридической техники: Сборник статей под ред. В.М. Баранова. – Нижний Новгород, 2000.

Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. –М. 1998.

Бердашкевич А. Русский язык как объект правоотношений // Российская юстиция. № 4. 2000.

Берестнев Г.И. О “новой реальности” языкознания// Филологические

Голев Н.Д. Об объективности и легитимности источников лингвистической экспертизы // Юрислингвистика – 3: Проблемы юрислингвистической экспертизы: Межвуз. Сборник научных трудов. Барнаул, 2002.

ГолевН.Д. Правовое регулирование речевых конфликтов и юрислингвистическая экспертиза конфликтогенных текстов // Правовая реформа в Российской Федерации: общетеоретические и исторические аспекты: Межвузовский сборник статей. – Барнаул: Изд-во АГУ, 2002.

Демьянков В.З. «Событие» в семантике, прагматике и координатах интерпретации текста // Изв. АН СССР. Сер. Литературоведение и языкознание.1983. №4.

Жельвис В.И. Слово и дело: юридический аспект сквернословия // Юрислингвистика – 2: русский язык в его естественном и юридическом бытии: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. Н.Д. Голева. Барнаул, 2000.

Избранные пословицы и поговорки // Сост. Бреслав С.Л. Семенец И.Ф.- С. 1958.

Колдин В.Я. Экспертиза как инструмент права // Проблемы юридической техники: Сборник статей под ред. В.М. Баранова. – Нижний Новгород, 2000.

Колкутин В.В. Зосимов С.М. Пустовалов Л.В. Харламов С.Г. Аксенов С.А. Судебные экспертизы.- М. 2001.

Кубрякова Е.С. Проблемы представления знаний в современной науке и роль лингвистики в решении этих проблем // Язык и структуры представления знаний. М.,1992.

Ратинов А.Р. Когда не стесняются в выражениях…// Понятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и СМИ. – М. 1997.

Рикер П. Торжество языка над насилием. Герменевтический подход к философии права // Вопросы философии. 1996. № 4.

Понятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и СМИ. – М. 1997.

Солганик Г.Я. Толковый словарь: Язык газеты, радио, телевидения.- М. 2002.

Степанов Ю.С. В поисках прагматики (проблема субъекта)// Известия Академии Наук. Серия литературы и языка. Том 40 .№ 4 1981.

Филлмор Ч. Дж. Об организации семантической информации в словаре // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 14: Проблемы и методы лексикографии. М. 1983.

Цена слова: Из практики лингвистических экспертиз текстовСМИ в судебных процессах по защите чести, достоинства и деловой репутации / Под ред. Проф. М.В. Горбаневского.- М. 2002.

Юридические понятия и язык права в современных зарубежныхисследованиях.- М.,1986.

Юрислингвистика – 1. проблемы и перспективы: Межвуз. сб. научн. тр. / Под ред. Н.Д. Голева. Баргнаул, 1999.

Юрислингвистика – 2: русский язык в его естественном и юридическом бытии: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. Н.Д. Голева. Барнаул, 2000.

Юрислингвистика – 3: Проблемы юрислингвистической экспертизы: Межвуз. Сборник научных трудов / Под ред. Н.Д. Голева. Барнаул, 2002.

Язык и наука конца 20 века. М.,1995.

Язык и структуры представления знаний. Сборник научно-аналитических обзоров.М.,1992.

1 Многие исследователи суть права видят в языке. Ср. высказывания Александрова А.С. «…язык говорит правом. Язык первичен. Право вторично. Язык создал право начиная с первых табу», «… юридическое – это языковое, текстовое плюс властное», «Юрист – игрок на семантическом поле, которое образуется юридическим языком. Цель деятельности юриста – достижение своей выгоды, общественного блага юридическими- языковыми средствами. Насколько он владеет этими средствами, насколько он технически искушен – настолько он успешен в своей дискурсивной практике», «В закономерностях языка лежат основания права» [Александров, 2000]. Американский правовед, профессор университета Флориды У. Проберт предлагает определить право как «юридическую речь и ее последствия», считая, что «самый центр общего права в суде- не нормы, но риторика» [ Юридические понятия и язык права в современных зарубежных исследованиях, 1986].; Поль Рикер считает, что «конечная цель судебного процесса и суда как института — способствовать общественному миру благодаря торжеству языка над насилием» [ Рикер, 1996].

2 Кстати говоря, Государственная Дума уже рассмотрела в первом чтении закон «О русском языке как государственном языке РФ», согласно которому употребление оскорбительных и нецензурных слов будет наказываться штрафом. Однако, если данный закон будет принят, ему грозит судьба остаться лишь декларацией, не имеющей правовых механизмов реализации, поскольку ни юриспруденция, ни лингвистика не знает ответа на вопрос, что же такое оскорбительное слово, и не имеет как можно более полного их списка ( мы не говорим исчерпывающего, поскольку практически каждое слово имеет определенный потенциал инвективного функционирования).

Выходные данные статьи: Голев Н.Д. Матвеева О.Н. Лингвистическая экспертиза: на стыке языка и права // Юрислингвистика-7: Язык как феномен правовой коммуникации. межвузовский сборник научных статей / под ред. Н.Л. Голева. — Барнаул. Изд-во Алт.ун-та, 2006. — 348. — с. 168-185.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *